(no subject)

Всё-таки, единственное, чего я по-настоящему хочу, так это собирать стадионы.

23 декабря 2018

серая жизнь

эффективность без вспышек и красок

держим режим

из бессонниц похмелий и масок

вино с колбасой —

вот и все что в тебе от италии

подожди ты с своей косой

мы здесь даже еще не виталили

в горной реке

больно холодно плыть по течению

в мире из кед

на следах не оставишь свой след

все что нам светит —

одиночное

умозаключение

шли ты их нахуй

так говорил мне мой дед

привет

много всего утекло, но вот я снова здесь. зарядку от ноута забыл на работе, и у меня 4 процента, чтобы выписать то, что хотел. 

го

последнее время моя жизнь превратилась в одну сплошную затяжную депрессию. погружение в начале года в управление людьми, инструкции и процессы отняло кучу сил и дало только опыт. неудобно как-то вот так брать и разбрасываться опытом. просто когда всаживаешь все, что в тебе есть хорошего, куда-то, ждешь какой-то обратной связи. ресурс, который тебе дается, когда занимаешься своим. 

ну по крайней мере я понял, что администрирование не по мне (тк управление с тз лидерства мне нравится, общение с людбми, настройка коммуникации внутри команды, ее вдохновление мне нравятся). 

позавчера встречался с ромой чтобы уволиться. и это было трезвым решением. на эмоциях я просто хотел его отпиздить. ну или выхватить, он хоть и жирдяй, но опыт физического вмешательства в чужое здоровье у него не намного меньше чем у меня, а 8 лет самбо — не хуй собачий. сели и 2 часа откровенно поговорили. 

я не уволился. мне стало легче. недоговорки и недопонимания мы разобрали. но из состояния бесконечной апатии и усталости выбраться пока не удалось. очень хочется чтобы вот это сегодняшнее желание писать оказалось первым предвестником нового восходящего цикла. иначе я просто охуею. 

Collapse )

Poets

Самая крутая вещь всегда — образование. Самая крутая вещь на определенном этапе жизни — бизнес. 

Бизнес — это опыт, кругозор и конкуренция. Это вечная кочерга в жопе и приставка «само» к образованию. Не хочешь или не можешь так — добро пожаловать в болото.

Бизнес не требует любви, ему просто нужен весь ты, с потрохами, мечтами о свободе и красоте, сожалениями о потерянных друзьях и тоскливым взглядом жены. Он перемолотит тебя в муку. Но если ты выживешь, то сможешь собрать ту самую, лучшую версию себя, которую так сладко продаёт нам |Адидас|. 

И самое важное — он даст тебе понимание. Потому что сегодня здесь сконцентрированы все знания мира в их прикладной форме. И здесь же — все смирение и стойкость. Однажды (если выживешь, конечно) ты сможешь посмотреть на себя, свой страх, предмет своей любви, ненависти, сожалений, другими глазами. И что-то поймёшь. 

Погода сегодня почти моя любимая, разве что в помещениях душно. Шёл к метро и понял современную поэзию. Почему одни получают любовь и признание, а другие медленно превращаются в пугливых и желчных обладателей сальных волос и пиджаков. Моя гипотеза: потому что они всегда там были. 

Так, по вершкам. 

Ира Астахова читает стихи перед Солянкой и после Рабицы. Она, в момент своего появления, была носителем актуальных и восходящих культурных кодов. Стопроцентное попадание в стиль. Посмотрите сегодняшних поп-певиц — Ира успела к началу тренда. Да, для определённой аудитории. Да, не слишком интеллектуальной, но далеко ли ты от них ушёл. 

Collapse )

(no subject)

Я вообще человек не злопамятный. С памятью проблем нет, а вот зла во мне маловато. Весь вред могу причинить на горячую, в котором потом сам сильней каяться буду. Обычный русский человек, словом. Крестьянин.

Но одним из движителей, одним из важных пунктов мотивации, источником спортивной злости всегда было чувство «они ко мне на коленях потом приползут». И, конечно, в этом состоянии ты видишь это воочию. Но нет. Любое насилие над человеком, кроме физического, не для меня.

Конечно, память стирает острые грани. Безусловно, точной памяти на события не существует, а кто так говорит — сильно заблуждается. Эмоции пропадают.

Помню я этих людей и случаи долго, хоть и не все. Зла не держу, но и добра тоже. Просто помню.

Мысль о другом.

Весь массив этих лиц и имён я условно делю на 2 категории: «мразь» и «зря ты так со мной». Вторые, конечно, лицемеры со своей чуткой вежливостью. Так я думал раньше.

А потом я стал заниматься делом. То есть, много и с душой работать. Развиваться, как говорится. И меня стали одолевать с различными вопросами и просьбами. Нечасто. Да и не в количестве дело.

Просто я теперь отчетливо слышу в:
- Братан, у тебя спецы по компьютерной графике есть?
- слушай, Димон, мы тут бизнес с парнями задумали, ты эт самое, можешь, - и так далее. —
Не то что бы непродуманность. Или поверхностность. Скорее примитивность. Хочется сказать: брось бяку, брось немедленно, нельзя. И объяснить, что это для взрослых.

Хорошо, что меня не читают все подряд. Так я могу перестать додумывать за условного гипотетического знакомого в занудливом настроении (есть у меня друг, он девушку трахнул, у него из крана течь, как вылечить? — не у вы понели), а писать как есть, надеясь на понимание.

Я это проходил. И прошёл. И точно знаю, что мои слова — правда. Потому что я вижу, как по телевизору: я нихуя не подумал, просто идея прикольная, год ебался, потом прогорел. Теперь кредитов на миллион.

У меня родители так бизнес сделали, ебт. Да и я сам по похожей схеме, да и не раз, слава богу без кредитов. Почти.

Самое страшное этого знаете, в чем? А то, что те самые «вторые», которые лицемеры, они же — сейчас понятно — они ведь видели все это. Точно то же самое, что я сейчас.

Малом того! Я теперь понимаю, вдруг, как меня слышат окружающие. Что они обо мне думают. Ладно, че уж, слышал, в глаза и за них, о том, что я зазнался, надменный и прочее. Это, хоть во многом следствие заморочек моих, внутренних (это вообще другой разговор), говорит о том, что те чуваки, которые лицемеры, походу и не лицемеры вовсе, а может быть даже реально искренние люди. Попробуй это в памяти теперь подробно рассмотри. Полчаса назад они были стопроцентными вежливыми гадами, а теперь вроде уже и приятные люди.

А кто-то памяти до сих по доверят, ну-ну.

Короче, запизделся я. В общем, всегда старайтесь понять людей, даже если их хочется обоссать и сжечь (не думал, что это однажды станет цитатой неоклассика, ведь классик, по словам Суркова, у нас Оксимирон, он старше Хаски на 40000 просмотров), это очень многое меняет.

Блин, я же вообще о другом хотел писать, когда открывал ЖЖ

(no subject)

Одно из важных знаний, которые у меня (уже) есть сегодня — то, что все, абсолютно все — просто люди. И на самом деле намного проще и понятней, чем кажутся на расстоянии.

Вчера два часа сидел в дорогой переговором и слушал, как настоящий, прямо как в кино — с феррари и недвижимостью — миллионер рассказывает свой жизненный путь. Не просто так, конечно, для дела. Но лично мне.

А я сижу и думаю во-первых как раз озвученную выше мысль, а во вторых о том, что у меня подошва от кроссовок отваливается, а других нет. И что карман у джинсов порвался. И других тоже нет. Мне весело и приятно от того, что меня это совершенно не напрягает, и думаю я об этом как раз в разрезе опять же той же самой мысли. Потому что обо мне со стороны тоже многое можно подумать, хорошее и плохое. А я в рвущемся кроссовке слушаю о первых деньгах миллионера, нормального вполне мужика, с деньгами и принципами.

Было бы нечестно не подумать о том, что я не переживаю оттого, что и кроссовок могу себе хоть 10 пар прямо сейчас купить, и джинсов тоже. То есть, не от бедности у меня так, а от отсутствия фокуса на проблеме. Все, что я об этом думаю, попутно, где-то на перекуре: ох, бляха-муха, и это, и то, и кроссовки ещё рвутся. А потом опять полностью ухожу в намного более важные для меня вещи — дело, семья, интернет.

Не так, конечно. Не совсем так. Скорее так, что расставлены ресурсные приоритеты: для одного — все, а для другого — практически никаких.

Но это мозг, вечно ленивый гад, которому привычно и стабильно, подкалывает. Ой, не могу, и так устал тут, и думать важнее об этом. А на самом деле его надо пинать и заставлять не только в одном, но и в другом.

Но это уже на следующей неделе, запишу себе в календарь, да, надо обязательно джинсы с кроссовками купить, подстричься, с неприятными делами всеми разобраться.

А сейчас лучше книжку почитаю.

Точно.

Потолок

Никогда не верил в амбициозные слова про «изменить мир».

Мне кажется, что мир живет по одному ему известным законам, нам неизвестным. Мы их называем случайностями. Случается. Всякое.

История — цепь этих случайностей. Самые большие перемены не придумал кто-то один, два, десять — они сами взяли и произошли. Сложились.

А разговаривать об изменении мира имеет смысл разве что задним числом — так, потешить эго, поностальгировать, отрефлексировать себя и подумать о боге.

Но мир я все равно поменять хочу. Только свой. Ведь он же — такой, каким ты его видишь, что тебя окружает, ну и так далее. Поэтому базовая цель моих телодвижений, совершаемых в этот период — труда, самопсихотерапии — изменить мой мир.

Если говорить более детально, то задача труда — пробить потолок, шагнуть выше, столько раз, сколько душа потребует. Кажется, пришло время, когда я могу объяснить, зачем пахать, если денег на жизнь и так хватает. А если с тем багажом, что уже есть, пойти в люди, можно и раза в 2 больше смело требовать, и дадут. Просто там не поменяешь свой мир. Обрастёшь жиром — и все тут.

А самопсихотерапия, ее задача, стать максимально собой. Здесь тоже кое-какие перемены происходят. По крайней мере, 90% времени я улыбаюсь и доволен происходящим. Семья — тоже (не вся, конечно). Похоже на доказательство того, что это работает.

А о том, как я поменял мир, я расскажу внукам. При желании кучу всякой херни, которая со мной происходила, можно подогнать под участие в перемене мира. Всякие бездельники же находят, а я и подавно смогу.

Думаю, что мне не хватало этой мысли. С ней мне как-то приятней что ли, глаже.